четверг, 24 января 2013 г.

Ученик своих учителей

Мой школьный учитель, имя которого уже стерлось из памяти, частенько говаривал нам, прыщавым оболтусам:

- Мы, педагоги, надолго запоминаем либо блестящих учеников, либо тех, кто нам много кровушки попортил. А середнячков, которые ничем особенным в классе не выделялись, забываем весьма быстро. Поэтому старайтесь не быть серой массой, чтобы спустя много лет при встрече с учителем, последний не ломал головушку над тем, где вы с ним пересекались и как же вас зовут.

Этот безымянный препод обучал нас истории с 4 по 9 класс. А в 10 он перебрался в районо, и его место занял Сергей Сергеич, тихий алкоголик и владелец частной библиотеки. Кстати, самой большой в городе. Время было до-E-book-овое, и бестселлеры на бумажных носителях были в страшенном дефиците. Одному Богу известно, сколько тонн макулатуры ему пришлось сдать, чтобы собрать этакую книжную коллекцию.

Прекрасно помню ироничного Николая Иваныча, неудавшегося художника и, наверное, потому самого адекватного трудовика на планете.

Нельзя забыть добрейшей души математичку Валентину Михайловну. Вот у кого на уроке практически все становились отъявленными негодяями. И, чтобы выделиться из серой агрессивной массы, достаточно было сидеть за партой спокойно и не сажать училке печень.

Как не вспомнить принципиальнейшего биолога и химика Игоря Александровича, самого стильно одетого мужчину в педагогическом коллективе и, наверняка, ловеласа. Случайно оброненные им фразочки, восклицания и словечки уже ничем не вытравить из памяти:

- Друзья мои! Это же валентность - пятый класс! Виват, господа, вы только что совершили революцию в химии!

Каждый год кто-то из парней обязательно договаривался избить его на выпускном, но в последний момент планы заговорщиков резко менялись. Так наш биохимик и доработал до пенсии небитым.

Лидия Александровна - железная леди русского языка и литературы. На ее уроках всегда были самые громкие мухи.

Но в девятом классе у насекомых с филологическим уклоном как-то сразу пропали голоса, поскольку эстафетная указка перешла в руки Еленыванны. С завидным постоянством на протяжение всего учебного года новенькая педагогиня начинала урок литературы с вызова к доске одного и того же ученика. За это я ее просто возненавидел. Правда, после нескольких месяцев публичных выступлений перед классом мое заикание сошло почти на нет.

Физрук Борис Владимирыч вполне сошел бы за традиционного учителя физкультуры из анекдотов. Кабы не посетила его головушку блажица - воспитать из нашего Вовки Зыбкина олимпийского чемпиона по лыжным гонкам. Конечно ничего у него не получилось, только посадил парню сердце. На его месте любой нормальный мужик удавился бы или, как вариант, запил. А этому хоть бы хны. Повздыхал, поохал да переключился на другого перспективного пацана. Когда и этот претендент на олимпийское золото загремел в больничку, наш супер наставник наконец-то разочаровался в тренерской работе и ушел директорствовать в спецшколу для детей с отставанием в развитии.

Татьянушка - наша классная. Классных руководителей не бывает бывших. Это почти как мама. Классная - это навсегда. Забыть нереально.

А вот бывший историк как-то ничем не зацепил. Припоминаю, что вроде кудрявый, что брюнет, что с солидным пузцом. Но как зовут и зачем приходил? Неужели только для того, чтобы с менторским видом постоянно талдычить о том, что первостепеннейшей задачей ученика является оставить неизгладимый след в памяти учителя?

Эй, препод, не подскажешь, в каких закоулках моего подсознания отыскать тормозной след, оставленный тобой?

Не зря же говорят, что педагогика - это дорога с двусторонним движением.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...